Prg67.ru

Онлайн вебинары
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Статистика онлайн образования

Обзор рынка онлайн-образования

1. ВВЕДЕНИЕ

Дистанционное образование (онлайн-образование) – широкий спектр образовательных программ или курсов, проводящихся без непосредственного физического присутствия обучающегося в месте проведения занятий. Обычно для этого используются различное программное обеспечение (например, Skype) или специальные онлайн-сервисы. Проводить обучение могут как аккредитованные организации с выдачей дипломов и аттестатов по завершении обучения, так и неаккредитованные структуры.

Несмотря на относительную молодость онлайн-обучения, оно имеет сложную структуру, которая включает в себя различные направления в сегментах b2c и b2b.

Преимуществ у данного вида обучения много. Для игроков рынка – это возможность привлечь фактически неограниченное количество учащихся, а, следовательно, значительно повысить доходность.

Для потребителей это:

доступ к обучающим программам зарубежных учебных организаций из дома

возможность обучения в любое удобное время (записи лекций, курсов)

более доступная стоимость обучения по сравнению с заочной формой

Первые площадки, предоставляющие услуги онлайн-образования появились еще в 90-е годы, однако по ряду причин популярностью они не пользовались. Бурный рост данного направления начался в 2012 году, когда на рынок вышли сразу несколько крупных игроков, являющихся сегодня основой всего направления.

Благодаря развитию информационных технологий, развитию широкополосного доступа к интернету и его проникновению, рынок дистанционного обучения сегодня растет существенными темпами.

2. АНАЛИЗ РЫНКА

Периодическую оценку мирового рынка онлайн-образования проводит аналитическая компания J’son&Partners. Отчет о результатах исследования, проведенного в 2016 году посвящен теме массовых онлайн-курсов для частных лиц; корпоративное обучение в отчете не рассматривается. В объекте исследования выделены также два основных сегмента: курсы по расписанию, доступ к которым возможен только в установленное время (непосредственно онлайн-обучение) и курсы без расписания (записи лекций).

Главный продукт образовательных платформ – это контент. На сегодняшний день существует несколько способов его производства:

показ готового контента (агрегаторы)

адаптация контента (перевод, консолидация)

использование пользовательского контента (функции сервиса для трансляции)

В плане создания контента основной тенденцией является смещение спроса от услуг площадок-агрегаторов в сторону уникального качественного контента.

Вариантов монетизации онлайн-обучения довольно много:

продажа программы из набора курсов (средний чек – 200-500 долларов)

продажа отдельного ролика (средний чек – до 10 долларов)

продажа курса (средний чек – до 100 долларов)

продажа подписки на фиксированный период (средний чек – 20-25 долларов в месяц)

продажа сертификатов при бесплатном прохождении курсов (средний чек – 50-80 долларов)

продажа дополнительных услуг: проверка заданий и обратная связь, консультации (средний чек – 100-300 долларов)

продажа данных посетителей рекламодателям для таргетированной рекламы

платное предоставление аналитики и подбор необходимых исследований в загруженном контенте

продажа дополнительных сервисов: дискуссионные площадки, облачные хранилища для контента и прочие

выполнение функций обучающей, рекрутинговой или PR-площадки

По мнению экспертов, наиболее перспективными являются гибридные модели, сочетающие инструменты онлайн и офлайн-обучения.

К основным трендам развития мирового рынка онлайн-образования можно отнести:

рост популярности микрокурсов с длительностью одного ролика в 1-3 минуты

Геймификация – представление обучающей программы в виде игры, что позволяет удерживать внимание пользователя

использование технологий дополненной и виртуальной реальности

активное развитие b2b-рынка

рост популярности обучения прикладным навыкам; очень высока популярность этого направления в России

Зарабатывай онлайн на проведении игр!

Интеллектуальный онлайн-бизнес на трансформационных играх, который не требует сотрудников и помещения. Минимальные вложения. Онлайн-обучение «под ключ» за два дня.

Вообще, цифровое образование – один из наиболее быстрорастущих сегментов мирового рынка образования. Темпы ежегодного прироста составляют в среднем 23% с 2012 года и по сегодняшний день. Однако, в общем объеме образовательных услуг оно все еще занимает очень небольшую долю – менее 3%.

Общий объем инвестиций в образовательные проекты во всем мире в 2015-2016 гг. составил 5,5 млрд долларов. При этом, 50% всего рынка принадлежит США, однако, рост азиатских рынков выражается сотнями процентов.

Наиболее востребованным остается онлайн-изучение иностранных языков, в том числе за счет прямого общения с носителями языка. Популярны также онлайн-репетиторы, подготовка к офлайн-тестам, а также корпоративное обучение. В сегменте последнего популярность набирает так называемое «long-life learning», или обучение в течение жизни, то есть непрерывный процесс обучения персонала в соответствии с изменяющейся внешней средой, новыми задачами и так далее.

Готовые идеи для вашего бизнеса

По оценкам экспертов, рынок онлайн-обучения в России показывает ежегодные темпы прироста на уровне 25%. При этом, объем российского рынка составляет в 2016 году только 10,5 млрд рублей, в то время как объем мирового рынка оценивается в 107 млрд долларов. Также, как утверждают эксперты, к услугам онлайн-обучения хотя бы раз прибегали 7,2 млн россиян. К основным проблемам рынка специалисты относят достаточно низкий уровень доходности.

Из-за больших расстояний между образовательными центрами в России, дистанционное онлайн-обучение становится все более популярным. Позитивным фактором развития этого направления является также и рост проникновения доступа к широкополосному интернету в России – в 2016 году оно составило 73,41% от общего количества населения. Эти факторы оказали влияние на ряд российских ВУЗов (МГУ, СПбГУ, МФТИ и других), которые, объединившись, создали электронную площадку онлайн-обучения «Открытое образование», которая должна была составить конкуренцию крупным международным проектам.

Большим сегментом рынка является рынок корпоративного обучения – работодателю (в первую очередь это касается крупных компаний, имеющих широкую филиальную сеть) в большинстве случаев проще обучить сотрудника дистанционно.

На развитие онлайн-обучения в России оказывает влияние поддержка Агентства стратегических инициатив (АСИ). Один из инструментов АСИ для работы в этом направлении – Фонд поддержки интернет-инициатив.

По словам директора направления «Молодые профессионалы» АСИ, в последнее время Фонд оказывает поддержку не только социально значимым проектам, не имеющих существенных коммерческих перспектив, но и полностью коммерческим проектам, имеющим большой потенциал капитализации. По его мнению, в ближайшем будущем онлайн-образование станет крайне востребованным.

Сегодняшний рынок онлайн-обучения – это не только лекции и учебники, доступные студентам для изучения. Ведущие мировые ВУЗы разрабатывают программы, включающие также практические занятия, оценку учащихся, а также программы, требующие взаимодействия учащихся между собой, даже если они живут на расстоянии тысяч километров друг от друга.

В мире набирает популярность бизнес-модель образовательных организаций, когда организация получает деньги не только с учащихся, но и с их потенциальных работодателей, которым она предоставляет данные об успеваемости и когнитивных возможностях каждого из учеников. По сути, в этом случае образовательная организация частично выполняет функции биржи труда. Под когнитивным стилем понимается не только традиционная оценка успеваемости ученика, но и совокупность его поведения в течение всего обучения: статистика по соблюдению сроков выполнения заданий, участие в командной работе и прочие.

Противники онлайн-обучения утверждают, что такая форма не дает возможности получить обратную связь от преподавателя (при большом количестве учащихся). Однако, следует принимать во внимание, что большинство совершаемых ошибок при выполнении заданий – стандартны. Таким образом, преподаватель может написать стандартные замечания к эти типовым ошибкам, а рассылаться студентам они будут автоматически и индивидуально.

В некоторых случаях выполненные задания не могут быть выполнены в качестве теста и, соответственно, быть проверены автоматически. Это касается творческих заданий – сочинений и эссе. В этом случае предполагается проверка работы не преподавателем, а другим студентом, что является революцией в области обучения. Суть данной методики состоит в том, что, если студент получил низкую оценку от другого студента, он имеет право дать отзыв на полученную оценку и предъявить претензии. Таким образом, по каждому студенту можно составить рейтинг не только по полученным оценкам, но и по тому, насколько грамотно и аргументированно он может отстоять свою точку зрения. Во многом такая оценка также осуществляется автоматически.

Рынок онлайн-образования активно растет

Объем рынка онлайн-образования (EdTech) в России растет на 20–25% в год и по итогам 2020 года может достичь 60 млрд руб., говорится в исследовании «Интерфакс Академии». Сегмент обладает большим потенциалом, но все еще находится на начальной степени развития, отмечают эксперты. В числе его проблем они называют снижение активности венчурных фондов и инвесторов.

Российский рынок онлайн-образования по итогам 2019 года достиг 45–50 млрд руб., а в 2020 году составит 55–60 млрд руб., рост составляет 20–25% в год, говорится в отчете «Интерфакс Академии» (есть у “Ъ”). При этом объем мирового рынка онлайн-образования составляет $74 млрд (около 4,8 трлн руб.) по итогам 2019 года, Россия, таким образом, занимает в его структуре лишь около 1%, указывается в исследовании.

Среди платформ, обучающих профессиям в цифровой среде, лидирует Skillbox, чья доля в сегменте оценивается примерно в 6,5%, а выручка по итогам 2019 года — в 1 млрд руб., что почти вдвое больше, чем в 2018-м. 5,3% сегмента занимает GeekBrains, которая, по данным отчета, в 2019 году удвоила выручку до 900 млн руб. Более половины в обеих площадках контролирует Mail.ru Group.

Читать еще:  Найти ошибки в английском тексте онлайн

Такую же долю рынка, как и GeekBrains, занимает «Нетология-групп», которая входит в IT-холдинг TalentTech (один из активов инвестиционной компании «Севергрупп» Алексея Мордашова). «Нетология-групп» в ближайшие годы планирует нарастить долю на рынке онлайн-образования до 10%, заявил “Ъ” ее сооснователь и гендиректор Максим Спиридонов, добавив, что компания собирается наращивать присутствие в «наиболее перспективных сегментах»: дополнительном среднем образовании, языковом и корпоративном обучении, а также на рынке дополнительного образования для взрослых.

Депутаты намерены ввести лицензии для интернет-коучей

На рынке языкового обучения, по данным «Интерфакс Академии», лидирует онлайн-школа Skyeng, занимая 19–21% сегмента с выручкой 1,5 млрд руб. в 2019 году против 1,1 млрд руб. в 2018 году. Доли других онлайн-школ значительно меньше: Lingualeo и PuzzleEnglish занимают около 4,3–5% и 3% соответственно. В Skyeng заявили, что оценивают свою долю на рынке онлайн-образования в 20–30%. Управляющий партнер Skyeng Александр Ларьяновский считает самым перспективным сегментом рынок изучения английского языка, оценивая его потенциальный размер примерно в $1 млрд. При этом если в иностранных языках и профессиональном образовании сегмент EdTech растет в разы, то в школьном образовании — лишь на «десятки процентов», отмечает он. В целом рынок хоть и обладает большим потенциалом, но «все еще не сформировался в самостоятельную отрасль и находится на начальной степени развития», резюмирует господин Ларьяновский.

Рынок EdTech-продуктов в России растет динамично, но пока его сложно считать большим и устоявшимся, соглашается директор технологической практики в риск-консалтинге KPMG в России и СНГ Сергей Вихарев. По его словам, в применении платформ онлайн-образования «достаточно активны» классические вузы, а корпоративные университеты, «для которых задача привлечения слушателей не так актуальна, проявляют больший интерес к новым технологиям обучения, например, с помощью шлемов виртуальной реальности». В частности, в рамках федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» запланирована разработка учебных симуляторов, тренажеров и виртуальных лабораторий для обучения по программам «Математика», «Информатика» и «Технология», а также на базе вузов будет сформирована сеть из центров цифровой трансформации университетов и создан бесплатный онлайн-сервис для освоения цифровой грамотности, говорит директор по направлению «Кадры для цифровой экономики» АНО «Цифровая экономика» Сергей Пилипенко.

В последние годы деятельность венчурных фондов и инвесторов в России сокращается, и EdTech, как и другим нишам, приходится рассчитывать во многом на себя, поясняет господин Спиридонов, поэтому «приходится с большой оглядкой делать дорогие R&D-эксперименты и долгосрочные инвестиции в продукт». Эпоха венчурных инвестиций в EdTech только начинается, возражает заместитель гендиректора—инвестиционный директор Российской венчурной компании (РВК) Алексей Басов, напоминая, что совместно с Минэкономики РВК создала венчурный фонд для поддержки перспективных образовательных технологий.

Будущее онлайн-образования в России: рост и осторожные инвестиции

Объем мирового рынка образования составляет $4,5–5,0 трлн, и в ближайшие годы он обещает уверенно расти, пробив отметку в $6–7 трлн. При этом доля онлайн-образования в общих показателях составляет около 3% ($165 млрд). Такие данные со ссылкой на зарубежные прогнозы приводятся в «Исследовании российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий», инициатором которого выступило издание East-West Digital News. Исследование проводилось в партнерстве с Фондом общественного мнения (ФОМ), изданиями Russia Beyond The Headlines и Rusbase, digital-платформой VB Profiles, «Нетологией Групп», ФРИИ, Высшей школой экономики и агентством Сomscore.

Результаты исследования были презентованы на Российском интернет-форуме (РИФ+КИБ 2017) в Подмосковном пансионате «Лесные дали».

Благодаря устойчивой динамике роста к 2023 году цифровая часть индустрии обещает преодолеть отметку $240 млрд, прибавляя более чем по 5% в год, говорится в докладе. По более оптимистичному прогнозу, этот показатель достигнет величины $252 млрд еще раньше — уже к 2020 году, при среднегодовом приросте в 17%. США по-прежнему остаются лидерами на рынке в EdTech, но темпы прироста этого рынка в штатах замедляются, составляя +4,0-4,4% ежегодно. Второй по величине регион — Юго-Восточная Азия. В первую очередь речь идет о Китае и Индии. Там рынок онлайн-образования набирает обороты значительно быстрее (+17%).

Интересно, что драйвер рынка Восточной Европы — Россия, со среднегодовым ростом, по разным оценкам, в 17–25%, отмечают авторы доклада.

Прогноз по рынку онлайн-образования в России: от 2016-го к 2021 году

Общий объем рынка образования в России прошлом году составлял 1,8 трлн рублей с долей частного бизнеса в нем в 19,2% (351,7 млрд рублей), на онлайн-образование приходилась доля в 1,1% (20,7 млрд рублей). К 2021 году эксперты ожидают увеличения рынка до 2 трлн рублей с долей частного бизнеса в 18,9% (385,4 млрд рублей). Заметного роста ждут на рынке онлайн-образования, доля которого на общем рынке будет составлять уже 2,6% (53,3 млрд рублей).

В докладе приводятся данные по разным образовательным секторам: дошкольное образование; общее среднее образование; дополнительное школьное образование; высшее образование; среднее профессиональное образование; дополнительное профессиональное образование и языковое обучение. Мы выбрали самые заметные из них с точки зрения EdTech с максимальной долей онлайн-технологий — ситуация по этим сегментам в 2016 году выглядела следующим образом:

  • допольнительное школьное образование — общий рынок 130 млрд рублей, который на 100% состоит из частного бизнеса, доля онлайн-образования в этом секторе составляет 2,7% (3,6 млрд рублей)
  • дополнительное профессиональное образование с общим рынком в 105 млрд рублей и долей частного бизнеса в 73% (77 млрд рублей). На онлайн-образование в прошлом году здесь приходилось 6,7% (7 млрд рублей)
  • языковое обучение, где общий рынок также состоит из частного бизнеса и составляет 31 млрд рублей, на онлайн-образование в этом секторе приходилось 7% (2,2 млрд рублей)

К 2021 году, как ожидают эксперты, общий рынок этих трех секторов сохранится или вырастет незначительно, при этом доля онлайн-образования увеличится весьма заметно: в допольнительного школьном образовании до 6,8% (10 млрд рублей), в дополнительном профессиональном образовании до 10,9% (11 млрд рублей), в языковом обучении до 10,7% (3,3 млрд рублей). Таким образом, при почти прежнем объеме трех самых заметных образовательных секторов в России — рост покажет именно блок онлайн-образования.

Авторы доклада ожидают также внушительного роста финансирофания рынка общего среднего образования, которое практически целиком финансируется государством. Согласно прогнозам, приведенным в исследовании, этот рынок вырастет с 572 млрд рублей в 2016 году до 699 млрд рублей к 2021 году. Что особенно интересно, при практически равной доле частного бизнеса (5% (28 млрд рублей) — в 2016 году, 5,8% (41 млрд рублей) — в 2021 году) доля онлайн-образования увеличится с 0% до 1,5% и составит 10 млрд рублей.

Инвестиции и сделки в российском EdTech

Эксперты признают, что в России в течение трех лет — с 2014 года — было заключено крайне мало инвестиционных сделок в сфере EdTech. Речь идет лишь о 66 сделках, среди которых только несколько превысили $1 млн, а меньше 20 сделок — составили более $100 000. В то же время общее число сделок может оказаться немного выше — за счет тех, которые не раскрывались их сторонами или «по разным причинам остались вне нашего поля зрения», замечается в докладе. Еще одна особенность инветирования в российское онлайн-образование — доминирование государственных инвестиций: так, Фонд развития ин­тер­нет-ини­ци­а­тив (ФРИИ), учрежденный Агентством стратегических инициатив (АСИ) по предложению президента Владимира Путина, вложил в подобные проекты небольшие суммы, обеспечив, тем не менее, почти 40% зафиксированных сделок.

На протяжении трех лет венчурные фонды и акселераторы приняли участие в 13 сделках, в то время как корпорации оказали финансовую поддержку семи стартапам, включая гранты, говорится в докладе. Бизнес-ангелы поучаствовали в 15 сделках. Авторы документа полагают, что именно на них пришлась большая часть сделок, информация по котороым не раскрывалась. Общий объем инвестиций в течение каждого отдельно взятого года (с 2014 по 2016 год) ни разу не превысил $10 млн. В 2016 году их объем оказался незначительным: в российские стартапы в сфере образовательных технологий было вложено только $2,1 млн — речь идет лишь о зафиксированных сделках, сумма которых раскрывалась.

Иностранные инвесторы пока также практически отсутствуют на российском рынке. Авторы доклада нашли лишь шесть сделок с их участием, в частности, в 2016 году американский акселератор 500 Startups инвестировал $125 000 в Easy Ten (этот проект получил также $40 000 от Facebook), еще раньше Enterprise Ireland вложил $44 000 в Survival Russian, Microsoft — $60 000 в BrainApps, $67 000 в Wikium и $42 000 – в «ЯКласс».

Читать еще:  Зачем нужны онлайн курсы

Параллельно некоторые российские фонды или фонды с российскими корнями инвестировали за рубеж: наиболее значимой сделкой в сфере EdTech в 2016 году стали инвестиции в $2,5 млн в Mel Science (со штаб-квартирой в Великобритании и российскими корнями) со стороны Sistema_VC. В 2014 году Runa Capital поучаствовал в инвестициях в американский стартап SchoolMint, составивших $5,6 млн, а также в стартап Brainly, составивших $9,4 млн. Тогда же Maxfield Capital вложил $1 млн в израильский стартап SpeakingPal.

Тренды и мнения

Несмотря на такую удручающую картину, авторы исследования настроены оптимистично. Они считают, что интерес у инвесторов к этой области все-таки есть. Об этом, в частности, свидетельствует поглащение компанией Mail.ru Group образовательной онлайн-платформы для разработчиков GeekBrains. Сделка была совершена в августе 2016 года и стала первой крупной корпоративной инвестицией в образовательный стартап в России. Еще одним заметным успехом авторы исследования называют «Нетологии-групп», которая работает только на российском рынке и увеличила свои доходы с нескольких миллионов долларов в 2014–2015 годах почти на 150% к 2016 году. Стартап оказался одним из немногих, получивших значительную поддержку от венчурных инвесторов в 2014–2015 годах.

«Рынок образовательных технологий вызывает интерес не только у бизнес-ангелов, венчурных фондов, корпораций и государственных структур, но и у видных бизнесменов. Среди них, по нашим сведениям, основатель «Северстали» Алексей Мордашов, сооснователь QIWI Сергей Солонин, а также Игорь Рыбаков, чей некоммерческий фонд запустил несколько программ по поддержке образовательных проектов», — указывают исследователи.

«Глобальный рынок образовательных технологий обладает гигантским инвестиционным потенциалом, учитывая совокупные темпы годового роста, которые составили 28% за последние пять лет благодаря все большему проникновению цифрового образования», — говорит управляющий партнер InVenture Partners Сергей Азатян. Он уверен, что ситуация в России в большой степени та же, что и на мировом рынке: «огромный офлайн-сектор быстро переходит в онлайн». По словам Азатяна, на российском рынке «найдется место для «нового Mail.ru», посвященного образованию по нескольким вертикалям».

Директор по стратегии и анализу Mail.ru Group Александр Горный согласен с инвестором. По его мнению, речь идет о растущем рынке с огромным потенциалом, «который не должен быть упущен» и за которым будущее.

В то же время инвесторы признают, что вырастить крупные компании в сфере образовательных технологий в рамках одного сегмента рынка, размер которого слишком ограничен, будет сложно. «Основное препятствие — в менталитете преподавателей и студентов, которые мыслят очень консервативно. Инновации проникают в образовательные учреждения с большим трудом. Например, многие директора школ до сих пор предпочитают использовать бумажные классные журналы, как это было еще в 1970-х», — признает управляющий директор Prostor Capital Алексей Соловьев.

Еще одним препятствием на пути активного развития цифрового образования в России эксперты называют «слабую IT-грамотность участников образовательного процесса, нехватку оборудования, обусловленную его высокой стоимостью, а также зачастую слабые каналы связи». Об этом говорит управляющий директор АО «Издательство «Просвещение» Дмитрий Климишин.

Партнер по образовательным проектам Genome Ventures Анна Шайхутдинова сетует, что система образования в России чрезвычайно централизована и остается «главным образом государственной». Кроме того, предпринимаются попытки регулировать онлайн-образование, что заставляет инвесторов гадать, к чему такие попытки приведут.

Тренды в онлайн-обучении: тухлые и настоящие

Кристина Геворкян, спикер конференции по онлайн-образованию EdMarketLab, эксперт по запуску образовательных продуктов «Фонда развития онлайн-образования» и автор телеграм-канала «Тренды образования» — об EdTech-кухне, тухлых тенденциях и самом недалеком будущем обучения.

Обучение в онлайн-университете: курс «CRM-маркетинг»

В этом году ощущается заметное оживление рынка образовательных продуктов. Акселераторы и инвесторы стали активно интересоваться стартапами, корпорации разрабатывают собственные сервисы и курсы.

Онлайн-образование, состоящее из двух крупных сегментов — E-learning и EdTech — активно развивается. Этот рынок, пока еще несформированный, я ассоциирую с e-commerce и финтехом конца 90-х и начала 2000-х: не установлены правила и стандарты качества, не хватает специалистов с нишевым опытом, а клиент еще не привык платить за продукты и услуги. Поэтому не запрос, а сами игроки рынка стараются его развивать.

E-learning — это отдельные онлайн-курсы в разных форматах, проверочные тестирования и целые онлайн-школы или университеты. Развиваются по двум сценариям: «упаковывают» в продукт собственные экспертные знания и методики и занимаются продюсированием других экспертов.

EdTech — продукты и сервисы, сопровождающие процесс обучения (инструменты для аналитики, построения образовательных траекторий, организации онлайн-обучения и т. п.).

Какие тренды нужно учитывать при запуске своего e-learning-продукта

Я разделяю тренды на «тухлые» и «тру». Почему тухлые? Потому что есть тренды, о которых рынок говорит уже несколько лет и они стали очевидными и почти обязательными. Их несколько:

  • геймификация,
  • мобильное обучение,
  • микрообучение,
  • Soft Skills.

Коротенько о каждом из них. В традиционной форме геймификация включает в себя баллы, «ачивки», рейтинговые таблицы, сюжетный сценарий и определение ролей, но также может быть и полноценной симуляцией. Многие считают, что геймификация являет собой инструмент мотивации, но в отрыве от качественного образовательного контента она работать не будет. Применять игровые механики нужно с умом и не ждать, что они станут панацеей для успешного обучения. Самое классное решение — когда обучение вплетено в игру, как это реализовано в детских проектах Учи.ру или «Алгоритмики»:


Пример задания в Учи.ру

Мобильность — непременное условие для онлайн-обучения, связанное с ежегодным ростом числа пользователей интернета, выходящих в сеть с мобильных устройств. По данным Mediascope, каждый год этот показатель увеличивается примерно на 15%:

Учитывайте этот фактор, когда выбираете платформу для размещения курсов, и в организации процесса поддержки обучающихся — сайты должны быть адаптивными, а коммуникацию удобно выстраивать в мессенджерах.

Также стоит обратить внимание на рост пользователей смарт-ТВ. Я уверена, что в будущем это станет популярным каналом доставки образовательного контента.

Микрообучение или курсы, разбитые на модули небольшого объема; продолжительность лекций в этом формате составляет в среднем 15 минут. Размер связан с пределами восприимчивости к новой информации (стандартное представление о 18 минутах концентрации внимания) и нацелен на получение практических знаний и навыков. В условиях, когда школьникам и взрослым не хватает времени на регулярное до-обучение, необходимо строить занятия таким образом, чтобы было возможно учиться малыми порциями.

Уже не первый год все говорят о важности развития soft skills, таких как эмоциональный интеллект, коммуникативные и управленческие навыки, тайм-менеджмент, конфликтология и др. Ценность таких навыков для массового пользователя пока еще не столь явная, но удивить подобными программами клиентов или инвесторов уже не получится.

К «тру» трендам я отношу:

  • иммерсивное обучение,
  • голосовые помощники и чат-боты,
  • сторителлинг и подкасты,
  • сообщества и наставничество,
  • индивидуальная траектория обучения.

Иммерсивное обучение представляет собой использование технологий виртуальной и дополненной реальности.


Примеры взяты из опыта компании Cerevrum

Считается, что мозг не различает реальные события и качественную симуляцию, поэтому использование виртуальной реальности открывает бескрайние возможности для обучения. Такие решения все больше становятся интересны корпорациям и помогают масштабировать и оптимизировать обучение сотрудников.

С постепенным ростом популярности VR-шлемов этот тип e-learning перекочует из сегмента B2B и на B2C-рынок.

Голосовые помощники и чат-боты выводят мобильное обучение на новый уровень. Смартфон теперь всегда под рукой, поэтому можно, к примеру, обучаться в программе-боте по пути на работу или общаясь с голосовым помощником, стоя в пробке. Пока их функциональность сильно ограничена, но потенциал к развитию огромен: отработка речевой и письменной грамотности, изучение иностранных языков, общее развитие и т. п.


Часть списка команд голосового помощника «Алиса»

Подкасты, конечно, не новшество, но я вижу активное движение в этом направлении. Аудиоформат удобен для прослушивания в дороге или параллельно с другими делами, а сторителлинг позволяет делать повествование нескучным. Возможно, этот тип донесения информации и не будет слишком массовым, но я рекомендую рассматривать его как дополнение к классическому видео-обучению — предоставлять слушателям возможность пройти курс в текстовом и аудио-формате.


Пример преподнесения информации через сторителлинг


Схема построения сценария

Учебные сообщества и наставничество/менторство становятся важными инструментами поддержки слушателя в образовательном процессе. В частности, в условиях цифровой трансформации и с появлением новых для рынка труда профессий становится актуальной поддержка экспертов. Это способ персонализировать обучение, давать больше обратной связи и снимать с обучающихся тревожность в условиях неопределенности.

Читать еще:  Открыть онлайн магазин


Мотиваторы, полученные по итогам тестирования на программу «Остров1021»

Персонализация же важна в рамках построения индивидуальной траектории обучения. Она позволяет корректировать маршрут развития обучающегося, с учетом его первоначальных компетенций и поставленных целей через определение ключевых мотиваторов, подходящих форматов, интенсивности и скорости прохождения обучения.

Добавлю также, что стремительно «отмирает» проведение вебинаров в прямом эфире. Чаще всего время трансляции оказывается неудобным для слушателей, в повествовании автора встречается много отвлечений и «воды», что вызывает недовольство студентов. Поэтому я рекомендую использовать такой формат только в качестве MVP для тестирования содержания обучения, а финальную версию образовательного продукта для серьезных продаж делать в записи.

Мнение автора и редакции может не совпадать. Хотите написать колонку для «Нетологии»? Читайте наши условия публикации. Чтобы быть в курсе всех новостей и читать новые статьи, присоединяйтесь к Телеграм-каналу Нетологии.

Студенты онлайн. Объем российского рынка интернет–образования к 2021 году вырастет до 53 млрд рублей

В правительственных кулуарах обсуждают новую систему аккредитации вузов. Ее разобьют на три «пакета»: базовый, продвинутый и ведущий. Обязательным условием получения статуса гаранта образовательного качества станут онлайн–курсы, которые заменят традиционные лекции в аудиториях.

Учиться, не отвлекаясь от завтрака

Тренд на онлайн–образование набирает обороты последние 5–7 лет, а сам термин «массовые открытые онлайн–курсы» (МООК) появился 10 лет назад. При этом первые эксперименты с выходом на студентов через Сеть американские университеты проводили еще в начале 2000–х.

Преимущества онлайн–образования очевидны: возможность учиться в удобное время и в удобном для слушателя темпе. Это делает МООК доступными и для людей, которые уже забыли, сколько лет назад они держали в руках учебник. Доступность знаний через интернет отвечает принципу lifelong education (непрерывного образования). Об этом очень много говорят власть имущие в нашей стране. Вот и чиновники Минэкономразвития строят планы — обучить онлайн до 10 млн человек. А в Минобрнауки студентам пообещали, что пройденные дистанционные курсы пойдут в зачетку.

«Онлайн–курсы позволяют быть мобильным. Студент не привязан к аудитории, и у него есть возможность строить карьеру и параллельно эффективно учиться, — уверен руководитель Центра открытого образования Виталий Васильев. — У студентов появился выбор прослушать курс лекций в одном из множества вузов, которые представлены, например, на «Национальной платформе открытого образования», и сравнить их. Студентам, у которых есть проблемы со здоровьем, это тоже очень удобно: они могут минимизировать количество посещений и не терять в эффективности обучения. Если студенты пропустили лекции, у них тоже есть возможность не отставать от всего потока, а в удобное время и в удобном режиме наверстать пропущенное».

Посчитаем в таком случае деньги. По оценкам EdTechXGlobal и Global Market Insights, объем рынка онлайн–образования в 2016 году составлял $165 млрд, а к 2020 году вырастет до $252 млрд. Мировые инвестиции в EdTech в 2017 году побили очередной рекорд — $9,5 млрд (на 30% больше, чем в 2016 году).

Российский рынок онлайн–обучения начал активно развиваться с 2013 года. На сегодняшний день Россия — драйвер роста этой сферы в Восточной Европе с темпом, по разным подсчетам, 17–25% в год. К 2021 году, по оценкам компаний «Нетология» и EWDN, он вырастет до 53 млрд рублей и займет 2,6% от общего рынка образования.

Язык вприкуску с алгеброй

Количество пользователей онлайн–курсов в мире достигло в 2017 году около 80 млн человек, а общее число программ — 10 тыс. Самые популярные отечественные образовательные онлайн–платформы: «Открытое образование», «Универсариум», «Лекториум», Eduson, Uniweb, «Нетология». Научиться можно всему, чего только душа и скучающий по знаниям в ежедневной рутине ум пожелают: щелкать как орешки алгебраические задачи, строить машины Голдберга (из тех видео, где маленький железный шарик приводит в жизнь длинную цепь из механизмов), рисовать натюрморты, вести бизнес в социальных сетях, программировать, разбираться в искусстве не хуже арт–критиков и прочее. После записи на курс слушателю открывается доступ к видеолекциям. Весь контент построен по модели микрообучения — информация подается небольшими порциями: лекции по 20 минут собраны в тематические блоки, перемежающиеся проверочными заданиями.

Многие программы бесплатны, но если вам нужен сертификат — за это придется заплатить. Однако цены отнюдь не кусаются — они сравнимы с ужином в среднем ресторане в расчете на одного человека.

Таким образом, для вузов создание онлайн–курсов будет еще одним источником прибыли. По мнению основателей акселератора онлайн–школ ACCEL, эксперт, транслирующий знания онлайн, может зарабатывать до 700 тыс. рублей в месяц.

В нишу онлайн–образования подались и отдельно взятые энтузиасты, но пока самый качественный контент производят университеты. Наиболее активный российский провайдер МООК, НИУ ВШЭ, разместил 81 курс на платформе Coursera, 43% из которых записаны на английском языке. В Петербурге в гонку по производству образовательного контента включились СПбГУ, Политех, ИТМО, ЛЭТИ, Европейский университет. Исследование Courseburg указывает на Политех как на лидера по количеству выпускаемых курсов.

Ценник на создание видеолекций колеблется от 200 тыс. до 1 млн рублей, говорит Андрей Лямин, начальник департамента открытого образования ИТМО: «Если курс с простыми заданиями и видеоматериалом — это минимальная стоимость. Если вместо «говорящей головы» (у нас в университете от этого уходят) делают анимации: добавляются виртуальные лаборатории со сложной проверкой, которые формируют навыки, например, по программированию, механике или оптике, — стоимость повышается».

VR–технологии и геймификация — очередные ступени в онлайн–образовании. Например, чтобы попасть прямо в открытый космос и узнать все о каждой планете и главном спутнике Земли, нужны очки Google Cardboard (стоимостью до 2 тыс. рублей) и приложение для смартфона Titans of Space (200 рублей).

Качество образовательных онлайн–проектов подтверждается в академической среде. Например, курс по основам цифровой обработки сигналов, разработанный командой ЛЭТИ, признан одним из лучших на Международном конкурсе EdCrunch Award 2018.

«Неизменный спутник большинства онлайн–курсов — это разного рода системы рейтингования, которые в значительной степени ориентированы на соревновательность: всегда приятно увидеть свое имя в верхней части списка или получить сертификат с пометкой with distinction, — рассказывает заместитель директора центра новых образовательных технологий СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Николай Токарев. — Ряд платформ дает возможность получать, говоря языком наших студентов, приятные «ачивки», кастомизировать профиль слушателя и т. д. Ну и наконец, все большее число авторов используют принцип «дополненной виртуальности», то есть практикуют живые встречи–обсуждения по итогам окончания онлайн–курса».

Профессор vs монитор

И все же у МООК есть и скептики. Среди них, например, преподаватели с антиутопичными настроениями — из тех, кто не верит в соседство человека и технологии. Согласно опросу, проведенному НИТУ МИСиС среди руководителей учебных заведений, к онлайн–обучению «в основном положительно» относятся 40,9% опрошенных. Столько же относятся «в чем–то положительно, в чем–то отрицательно». Среди преподавателей мнения разделились на 23,7 и 56,1% соответственно.

«Есть объективная реальность. Новое поколение живет в онлайне. Если мы хотим получить доступ к нему, то нужно переходить в цифру. Чтобы наилучшим образом передавать знания, нужно общаться на одном языке и в одной среде, которая наиболее им привычна, — убежден Андрей Лямин. — Проблема в том, что, по прогнозам, ожидается рост студентов до 400 млн человек. В ближайшем будущем мы можем столкнуться с нехваткой преподавателей, и без онлайн–технологий не ответить на вызовы времени».

«Несмотря на повсеместные дискуссии о цифровой ориентированности современного поколения студентов, далеко не все обучающиеся пока готовы к переносу образовательного процесса в онлайн–среду. Новая форма взаимодействия с преподавателем, и в первую очередь процедуры аттестации, в онлайн–курсах предполагает куда большую степень личной организованности. Например, без уважительной причины нельзя перенести срок сдачи проверочных заданий. Кроме того, сейчас российские университеты совместно прорабатывают возможности безопасной аккредитации учебных программ с онлайн–составляющей: помимо качества контента курсов вузам необходимо иметь обширную документацию, чтобы избежать конфликтных ситуаций с Рособрнадзором», — уверен Николай Токарев.

А Виталий Васильев напоминает, что переводить образование в онлайн нужно осторожно. «Есть дисциплины, которые можно заменить безболезненно, а есть такие, в которых мы заменяем лекции, но оставляем практические занятия со специалистами. А есть дисциплины, где это не получится. Например, дисциплины по специализации. Там, где необходима работа с каждым студентом. В общем, нужно с аккуратностью к этому относиться, потому что вместе с водой можно выплеснуть и ребенка».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×